"Здравствуйте, огромная наша семья.

Почти всю неделю в Майнхайме ураганные ветры, холодно и дождливо, и дети без надобности не выходили на улицу, потому что даже пейзаж за гостиничным окном вызывает страх и желание задвинуть шторы. Дочь, как и дома, сама собирает капельницу, следит за состоянием сына и проводит все необходимые ему процедуры. Но теперь совсем нельзя выпускать сына из поля зрения, даже на секунду! Вся гостиница стоит на ушах от русского соседа, который носится по комнате, как вертолет, издавая звуки дикого зверя. Стучит дверями, причем намеренно громко, чтобы произвести впечатление на маму. Выкидывает все готовые смеси для гастростомы из спецхолодильника, прячется за занавесками, скидывает полотенца, бережно разложенные персоналом на столике в ванной комнате. В общем, ведет себя как обычный непослушный ребёнок в его возрасте. Думаю, когда дети вернутся, мы с внуком будем ходить в гости в наш засызранский детсад для общения с детишками. А пока Мирон гордо вышагивает, держа маму за руку или катя свою прогулочную каляску по специальным дорожкам в сторону магазина. Через неделю мы ждем консилиум, который профессор Вессель обещал собрать перед операцией, чтобы объяснить всю текущую ситуацию и последующие действия.

Так что пока дети наслаждаются общением друг с другом в уютной и теплой комнате, читая детские книги с яркими картинками. И мне очень интересно наблюдать, как Мирон берет книгу, открывает страницу, сосредоточенно смотрит, потом начинает бормотать что-то, понятное только ему одному, переворачивая страницы, как будто читая. "Прочитав", откидывает ее на постель и несется дальше разрушать все на своем пути. Опять похудел, розовые щечки так же радуют бабулины глаза, но весы показывают на килограмм меньше.

С уважением, ваши Мирон, Настя и бабуля".