#Санкт-Петербург
Аня Пронина, 16 лет
гангрена пальцев и правой кисти, некроз тканей кисти и предплечья
Документы
0%
914 645 ₽
1 868 879 ₽
Осталось собрать: 954 234 ₽
История ребёнка

«В моей семье, кроме Ани, было ещё трое приёмных детей. Сейчас они уже выросли: сыновьям 24 и 23 года, дочери 18 лет. Аню я взяла в детском доме в 2014 году, ей было чуть меньше 8 лет. Когда Ане было 6, она стала свидетелем того, как убили её мать», — рассказывает Елена Владимировна, опекун Ани Прониной.

В первый класс Аня пошла уже в новой семье. Учёба в школе давалась ей нелегко, приходилось дополнительно заниматься с репетиторами. Несмотря на это девочка всегда находила время и силы для рисования и игры на гитаре. На каникулах вместе с другими детьми она отдыхала в усадьбах Белоруссии, ездила в Рускеалу и на Азовское море. Казалось, всё самое страшное в её жизни уже произошло и осталось в прошлом… Но у судьбы для Ани было готово ещё одно невыносимое испытание.

28 марта Аня в тяжёлом состоянии попала в реанимацию с отравлением. Для облегчения симптомов Ане сделали укол, но во время инъекции правая рука девочки начала белеть и покрылась багрово-синюшными пятнами. На лучевой артерии перестал прощупываться пульс…

Ни одобренная сосудистым хирургом восстановительная терапия, ни консервативное медикаментозное лечение не помогали. В конце апреля с диагнозом «гангрена 1,2,3,4,5 пальцев и правой кисти, предплечья, некроз тканей кисти и предплечья» Аню перевели для дальнейшего лечения в НМИЦ детской травматологии и ортопедии имени Г. И. Турнера.

«Меня вызвали в Институт Турнера, Аню снова положили в реанимацию. И я увидела черную руку… Я поняла — это сухая гангрена… Через несколько дней, 5 мая, меня пригласили на консилиум, где сообщили о необходимости иссечения отмерших тканей.»

Сначала Ане удалили несколько пальцев и установили аппарат, который должен был восстановить живые клетки. Но некроз остановить не удалось: 25 мая 2022 года Ане ампутировали правую руку до одной третьей предплечья.

«Когда Ане исполнится 18 лет, моя опека закончится. Она должна будет начать самостоятельную жизнь. Аня планировала в будущем стать кулинаром-кондитером... Но теперь мы не знаем, какую профессию она сможет освоить!»

Для самостоятельной жизни Ане необходимо хотя бы частично восстановить утраченные функции правой руки. Наилучшее решение — это современный роботизированный протез с микропроцессорным управлением. В России разработкой и выпуском таких многофункциональных протезов рук с 2014 года занимается российская компания «Моторика».

Специалисты «Моторики» готовы создать для Ани новую бионическую руку. Но стоимость индивидуального высокотехнологичного протеза — 1 868 879 рублей.

«Хороший бионический протез не вписан в Анин ИПР, а собственных средств на его приобретение у нас нет. У Ани очень нелёгкая судьба, но мы все поддерживаем её и очень надеемся, что она сможет самостоятельно выполнять бытовые задачи и не будет постоянно зависеть от посторонней помощи. Пожалуйста, поддержите Аню, подарить ей свободное, независимое и счастливое будущее!»