slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
#Санкт-Петербург
Лиза Карпова, 3 года
врождённая флебэктазия (синдром Клиппель-Треноне)
Документы
0%
1 880 707 ₽
2 227 413 ₽
Осталось собрать: 346 706 ₽
История ребёнка

С рождением Лизы в семье Карповых должна была начаться счастливая глава — новая жизнь, в которой их было четверо: мама, папа, сын и дочь. Появление малышки было желанным и долгожданным, родители вовсю готовились к уже привычным хлопотам о грудничке, а братик представлял, как будет нянчить и веселить сестрёнку. Тогда они ещё не подозревали, какие испытания ждут впереди.

«Беременность протекала хорошо. Врачи говорили, что развитие плода соответствует срокам, всё в норме. На сороковую неделю было запланировано кесарево сечение. Когда мне после операции показали Лизу, я не могла сдержать слёз радости! Тогда я в первый раз увидела пятно на её ножке, но в ту минуту не придала этому значения. В роддоме сказали, что это просто гемангиома, её можно вывести лазером. Через пять дней нас выписали из роддома, муж с волнением в первый раз взял Лизу на руки, а сын всё удивлялся и приговаривал, какая сестрёнка маленькая. Мы были счастливы!»

Лиза росла здоровой и крепкой, хорошо питалась. Ничто не вызывало беспокойства родителей — кроме винно-красного пятна на бедре и увеличенных в размерах пальчиков на правой ноге дочери. Когда малышке исполнилось два месяца, семья обратилась за помощью к профессору Д. Д. Купатадзе, сосудистому хирургу. По результатам УЗИ профессор поставил диагноз: ангиодисплазия наружной поверхности бедра. Этот диагноз означал, что у Лизы неправильно развиваются сосуды в ножке, из-за чего нарушено кровоснабжение тканей.

«Профессор сказал, что случай у нас средней тяжести и, когда дочка подрастёт, можно будет сделать операцию. До тех пор оставалось только наблюдать — каждые несколько месяцев мы приезжали на осмотр. Лизонька росла, училась переворачиваться и ползать, очень любила играть в погремушки, много улыбалась и болтала по-своему. А мы радовались каждому её новому навыку и верили, что профессор сможет нам помочь.»

С восьми месяцев на пальчиках малышки появились язвы, а на бедре стали развиваться болезненные уплотнения — поверхностные вены из-за увеличения кровотока расширялись и набухали под кожей. Кое-где иногда кровило. Обследование у гематолога в Консультационно-диагностическом центре для детей выявило тромбоцитопатию с нарушением агрегации: ответственные за свёртывание крови клетки у Лизы, хоть и имелись в достаточном количестве, свои функции выполняли плохо.

«Регулярные кровотечения начались с года. Когда это случилось в первый раз, я была в ужасе! Кровь вытекала непрерывно в течение получаса и больше, она пропитывала насквозь несколько фланелевых пелёнок. Лиза пугалась и плакала, мы старались её как-то отвлечь и остановить кровь. В такие минуты мне становилось очень страшно: дочурка на наших глазах истекала кровью и мы не могли толком ничем ей помочь. Сердце разрывалось, и я готова была бежать к кому угодно, только бы спасти её.»

Профессор предположил, что у Лизы редчайшая патология — синдром Клиппель-Треноне, — и направил девочку на обследование в Отделении микрохирургии СПб ПМУ. Проведённая там флебография подтвердила диагноз: глубокие вены оказались истончены, и бóльшая часть кровотока вынужденно следовала через поверхностные вены. Степень поражения оказалась гораздо выше, чем врачи предполагали сначала, и проводить операцию в таком состоянии они не брались. Лизе рекомендовали носить компрессионные чулки — и предупредили родителей, что дело идёт к ампутации.

«Я даже не знаю, какими словами описать то, что мы тогда испытали. Я была потрясена, весь мир рухнул в тот день! Столько вопросов, а в голове — как колокол: ампутация! Как такое могло произойти? Почему? Малышка только начала ходить, а тут такое! И если это единственный выход, то что мы потом скажем дочери? Состояние изменилось от воодушевления до полного отчаянья. Я благодарна мужу, который сам очень переживал, но всё это время меня поддерживал.»

В два года Лизу обследовали в московской РДКБ и предложили прижечь образование на коже — однако основной проблемы это не решало, и родители отказались. Они решили обратиться к заграничному опыту по лечению этого редкого недуга и так узнали о профессоре Рауле Маттасси. Сосудистыми мальформациями он занимается с 1986 года и провёл уже около пяти с половиной тысяч операций, используя самые различные техники. Уникальный опыт профессора дал семье новую надежду.

«Профессор написал, что про ампутацию не может быть и речи, и пригласил нас на консультацию. Из-за пандемии встреча состоялась только осенью. Проведя исследования, профессор сказал, что Лиза ещё маленькая и прогнозы на выздоровление очень хорошие. Он распланировал две операции: нужно будет удалить аномальные вены и перенаправить кровоток во внутренние сосуды.»

Профессор проведёт лечение в миланской клинике «Коламбус». Его стоимость — 23 754 евро, или 2 227 413 рублей по курсу Альфа-Банка (90,77 + 3) рубля за 1 евро. Самостоятельно семья девочки не может оплатить спасительные операции для Лизы, но для сотен добрых людей, способных вместить в своё сердце чужую беду, собрать такую сумму по силам. Синдром Клиппель-Треноне — заболевание прогрессирующее, из-за нарушения кровообращения в ноге весь организм выходит из строя. Но у Лизы есть шанс стать здоровой — и вы можете сотворить для неё это чудо!