slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
#Ярославль
Милена Ламова, 3 года
множественные ДМЖП по типу единственного желудочка, хроническая артериальная гипоксемия
Документы
0%
5 136 756 ₽
9 125 023 ₽
Осталось собрать: 3 988 267 ₽
История ребёнка

В самые первые дни жизни в истории Милены произошёл столь резкий поворот, что кажется, будто это сценарист фильма так постарался ради остросюжетной завязки. Но всё случилось не в кино, и осознание реальности этой истории обезоруживает и ужасает.

К появлению Милены родители готовились долго и ответственно. Они мечтали о большой и дружной семье и к тому времени уже растили двоих детей. Старшие брат и сестра Милены тоже с нетерпением ждали её рождения: читали для неё сказки на ночь и упоённо описывали, как будут вместе гулять и играть. В день родов приготовления дома шли полным ходом: папа собирал кроватку и украшал комнату шариками, а дети рисовали для сестрички плакат, на котором все они — вместе и счастливы.

Беременность у мамы протекала хорошо, роды прошли в срок, поэтому никто не мог даже предположить, что что-то пойдёт не так. Новорождённая, по первичной оценке врачей, была полностью здорова. Два дня в ожидании выписки были наполнены безупречным счастьем и волнительным ожиданием воссоединения с родными.

«Нам оставалось сделать ещё пару анализов и исследование сердца. Не подозревая, что нас ждёт, я завернула Милешу в одеяло и пошла в кабинет УЗИ. Врач долго смотрел в монитор и вдруг говорит: „У вас всё плохо!“. Эти слова до сих пор гремят колоколом у меня в голове. Нас отправили обратно в палату собираться и ждать реанимобиль. Все было как в тумане, я не чувствовала ног. Звоню мужу, сообщаю диагноз, сама не понимая ещё его значения, прошу привезти нам вещи. Мы с доченькой едем на скорой, муж — следом на своей машине. Последние минуты моя малышка ещё в моих объятиях — и вот она уже в реанимации. Лежит в кувёзе, куча проводов, непонятные датчики и цифры, из капельниц постоянно поступают лекарства, она уже не ест сама, стоит зонд… Эта картина и сейчас стоит перед глазами.»

У Милены диагностировали врождённый порок сердца — множественные дефекты межжелудочковой перегородки размером до 20 мм. По сути это означало, что два желудочка у малышки стали единой камерой, где смешиваются венозная и артериальная кровь. Из-за сильнейшего кислородного голодания состояние крохи стремительно ухудшалось, сердце испытывало аномальную нагрузку.

Из роддома Милену направили в Областную детскую клиническую больницу города Ярославля, где в течение месяца её выхаживали в отделении патологии новорождённых. Обследования и лечение продолжили в кардиологическом отделении Клинической больницы № 10, откуда малышку направили в столичный Центр сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева на проведение первой поддерживающей операции.

«В Москву мы ехали на реанимобиле. Я везла Милешу на руках, на перекрёстках и в пробках водитель включал сирену — и в эти минуты мне становилось особенно страшно, сердце сжималось и текли слёзы. В больнице Милену забрали, а меня с ней не госпитализировали: не хватало анализов. Я села в сквере на лавочке и никак не могла уйти, пока меня не забрал муж. После операции я каждый день ездила в больницу, ждала, когда выйдет врач-реаниматолог и расскажет о состоянии дочки, а потом позволит немного постоять рядом с ней и подержать за ручку.»

Милене было уже почти два месяца, когда она приехала домой и впервые встретилась с родными. Иммунитет малышки был ослаблен, любая простуда грозила серьёзными осложнениями, поэтому она жила вместе с мамой в отдельной комнате — и все домашние могли навещать её лишь надев маску.

В возрасте восьми месяцев в петербургской Детской городской больнице № 1 девочке провели вторую операцию, позволившую частично разделить венозный и артериальный кровотоки. Состояние малышки стало стабильным, теперь она могла гулять на улице и начала самостоятельно кушать. Физически она развивалась чуть медленнее сверстников, но росла очень смышлёным и сообразительным ребёнком.

Сейчас Милене уже почти три года. Пришло время для заключительного этапа коррекции порока, однако в российских и европейских клиниках врачи предлагают лишь паллиативную операцию Фонтена. Она позволит на ближайшие десять-двадцать лет улучшить самочувствие девочки, однако грозит серьёзными отдалёнными осложнениями, которые требуют пожизненной медикаментозной терапии и дополнительных хирургических вмешательств вплоть до пересадки сердца.

Радикальная операция, которая полностью вылечит Милену, подразумевает воссоздание межжелудочковой перегородки и сопряжена с высоким риском. Выполнить столь сложную операцию девочке готов лишь один хирург в мире — доктор Педро дель Нидо из Бостонской детской больницы. За здоровым сердцем к нему едут дети с редкими пороками со всего мира, и приобретённые за долгие годы опыт позволяет ему гарантировать успешный исход лечения.

Однако стоимость спасительной операции слишком велика — 256 547 долларов США, или 19 959 357 рублей по курсу Альфа-Банка (74,80 + 3) рубля за 1 доллар США. Даже вообразить такую сумму сложно — и робкая надежда на здоровое будущее, на жизнь для ребёнка растворяется за горизонтом. Там, где одному не справиться, можно помочь всем миром. Поделившись малым, вы в силах подарить Милене её «долго и счастливо».

В связи с тем, что сбор средств на операцию Милены ведётся несколькими организациями, размер благотворительной помощи от нашего фонда уменьшен до 119 547 долларов США, или 9 125 023 рубля по курсу Альфа-Банка (73,33 + 3) рубля за 1 доллар США.