slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
#Новосибирск
Родион Хайбрахманов, 8 лет
последствия поражения ЦНС, когнитивные нарушения, РАС
Документы
0%
51 934 ₽
213 100 ₽
Осталось собрать: 161 166 ₽
История ребёнка

Родиону восемь лет. У мальчика не обычное детство: он не ходит в школу, не общается со сверстниками и не гуляет. Ребёнка нельзя отпустить одного на улицу — он не ориентируется в пространстве и времени, не умеет одеваться, разговаривать и понимать других людей. Нормально развиваться и познавать окружающий мир Родиону мешает страшный диагноз — детский аутизм.

Ольга была счастлива, когда узнала о скором появлении на свет малыша. Будущая мама ответственно относилась к рекомендациям врачей и вовремя проходила обследования. Беременность протекала на фоне гестоза средней степени. Ольга тем не менее чувствовала себя отлично, работала до седьмого месяца и долго не хотела уходить в декретный отпуск.

Родион появился на свет естественным путём немного позже положенного срока — на сорок второй неделе. Несмотря на это, ребёнок родился с маленьким весом, 2840 грамм. Врачи выписали мальчика с диагнозом «задержка внутриутробного развития лёгкой степени» под наблюдение невролога в течении первого года.

«Сразу после рождения мы встали на учёт к нужным специалистам. Первые два месяца Родион практически не спал — только днём и урывками. Я была постоянно уставшей, но это мне не мешало быть самой счастливой на свете. Меня переполняла радость, в душе чувствовалось тепло — ведь я так сильно ждала появления на свет сына.»

Физически мальчик развивался нормально: в два месяца малыш первый раз перевернулся, в пять — пополз, в шесть — научился сидеть, а в год и два месяца Родион начал ходить. Мама радовалась успехам сына и гордилась им, но её сердце было не на месте из-за серьёзных проблем со сном у мальчика.

«Я гуляла с сыном по шесть часов в день, читала ему сказки, делала ванны с успокаивающими травами, завешивала окна светонепроницаемыми шторами, но ничего не помогало наладить режим сна. Неврологи успокаивали меня, что ребёнок гиперактивный, уверяли, что со временем он станет спокойнее. Но с возрастом проблемы не ушли, а прибавились.»

В полтора года Родион перенёс простуду. Позже Ольга начала замечать, что мальчик перестал отзываться на имя, интересоваться играми и реагировать на её голос. Мама малыша немедленно обратилась за помощью в психолоневрологический диспансер. Мальчику назначили медикаментозную терапию и микрополяризацию, но после лечения Родион стал ещё более капризным и гиперактивным, у него появились стереотипии.

Жизнь ребёнка превратилась в череду обследований и визитов к врачу. В два года мальчику поставили диагноз «расстройство аутистического спектра, алалия», а через год оформили инвалидность.

«Все мои самые страшные догадки подтвердились. Сердце было готово разорваться на тысячу осколков и высыпаться наружу. В душе были лишь отчаяние, боль, непонимание и страх за будущее сына. Я не готова была принять диагноз: обвиняла и ненавидела всех врачей, постоянно думала о том, как мы будем жить дальше.»

За семь лет борьбы с болезнью Родион прошёл множество курсов лечения и перепробовал разные методики реабилитации: микрополяризацию, приём ноотропов, нейролептиков, биодобавок и витаминов, гомеопатию, рефлексотерапию, холдинг-терапию. Однако результатов не было, мальчик не становился спокойнее и не приобретал новые навыки.

Недавно Ольга услышала о неврологическом центре «Прогноз» в Санкт-Петербурге. Отзывы об отличных результатах реабилитаций других детей с похожим диагнозом вдохновили маму мальчика, и она решила во что бы то ни стало отправить в центр сына. Клиника выставила Ольге счёт на сумму 213 100 рублей. Оплатить лечение самостоятельно — непосильная задача для мамы Родиона, ведь работать она не может, потому что за сыном нужен постоянный уход, а всех государственных выплат едва хватает на оплату ежедневных нужд. Ольга решила обратиться за помощью к людям с добрым сердцем.

«Центр «Прогноз» — наша последняя надежда! Их программа диагностики и лечения детей с аутизмом не имеет аналогов не только в России, но и в Европе. В результате неврологического лечения в этом центре симптомы аутизма уменьшаются, а в некоторых случаях — исчезают! Дорогие волшебники, пожалуйста, помогите нам в столь долгой и нелёгкой борьбе с недугом, забирающим у моего сына детство.»