slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
form-img
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
#Южно-Сахалинск
Руслан Протасов, 2 года
ВПС. Транспозиция магистральных артерий корригированная форма, ДМПП
Документы
0%
200 720 ₽
3 004 085 ₽
Осталось собрать: 2 803 365 ₽
История ребёнка

К появлению ребёнка Анна и Виталий Протасовы готовились максимально ответственно: прошли все медицинские обследования, прочитали десятки книг о воспитании и развитии детей. Паре несколько лет не удавалось зачать ребёнка. Наконец их мечта сбылась: Анна сообщила мужу о долгожданной беременности.

Казалось, будущим родителям удаётся держать ситуацию под контролем. Первый триместр срока подходил к концу, приближалась дата планового пренатального обследования. Анна с мужем с трепетом представляли, как впервые увидят малыша и услышат, как бьётся его маленькое сердечко.

«На УЗИ мы узнали, что у нас будут близнецы. Мы с супругом несколько лет мечтали о детках, новость о том, что у нас будет двойня умножила наше счастье на два. Доктор диктовал данные медсестре. Я слушала и тихо молилась, лишь бы с моими крошками всё было в порядке. Вдруг — тишина. Сердце в пятки ушло! Врач невыносимо долго молча смотрел в монитор, потом выдохнул и произнёс: «Порок сердца: общий артериальный ствол». Слова, от которых земля ушла из-под ног», — вспоминает Анна.

Всё, кроме жизни ещё не рожденного малыша, вдруг потеряло смысл. Почти ничего из объяснений доктора Анна не слышала. И только позже, придя в себя, будущая мама поняла, что диагноз, поставленный на первом скрининге, нужно будет подтвердить. А значит, ещё рано терять надежду и нужно собраться с силами.

«На втором скрининге специалист УЗИ молчал и усердно водил аппаратом по моему животу снова и снова. Затем он остановился, извинился и сообщил, что ему необходимо проконсультироваться с коллегой. Я не находила себе места. Спустя, наверное, вечность, медики мне сообщили, что у малыша редчайший врождённый порок сердца — корригированная транспозиция магистральных артерий.»

Этот диагноз означает, что крупнейшие сосуды и камеры сердца находятся не на своих местах и некорректно соотносятся друг с другом. Аорта отходит от правого отдела сердца, лёгочная артерия — от левого, при этом желудочки, сохраняя особенности строения, поменялись между собой и местами, и функциями.

«В рамках обмена опытом в Южно-Сахалинск прилетал врач из Америки. Наши доктора проходили у него обучение. Меня специально пригласили на семинар, чтобы врач меня осмотрел, ведь такой порок сердца встречается редко, далеко не в каждой врачебной практике. Я не могла упустить такую возможность. Диагноз подтвердился. Дальше я максимально старалась сохранять спокойствие: нервы ещё ни разу никому не давали положительного эффекта.»

Время шло. Строить планы больше не получалось. Роды начались раньше установленного медиками срока.

«Родились мои дети на тридцать седьмой неделе. Руслан сам сразу не задышал, только при помощи ИВЛ, но с аппарата его с сняли буквально сразу. Десять дней Руслан провел в палате интенсивной терапии, пока мы с его братиком лежали в обычной послеродовой палате. После выписки нас обследовали — состояние нормальное. Кардиолог сказала, что похожий случай в её практике однажды уже был — двадцать три года тому назад. Рекомендации: наблюдать, регулярно проходить обследования, беречь от инфекций и ждать.»

При корригированной транспозиции магистральных сосудов естественный ток крови в организме сохраняется, но нагрузка на сердечную мышцу распределяется неправильно. Левый желудочек, мышечные стенки которого в три-четыре раза толще, чем у правого, “отвечает” за малый круг кровообращения, нагнетая кровь в лёгочные артерии с силой бóльшей, чем это необходимо. Высокое кровяное давление в лёгких приводит к развитию лёгочной гипертензии — диагноза более изученного, но от этого отнюдь не более желанного. Правый желудочек сердца, имеющий меньший запас мощности, перекачивает артериальную кровь от лёгких ко всем органам и тканям организма. Половина сердца работает на износ, но этого недостаточно для поддержания нормального уровня сатурации. Низкий уровень кислорода в крови приводит к замедлению физического и умственного развития, а постоянная повышенная нагрузка на правые камеры сердца — к нарушению целостности клапанов, то есть к сердечной недостаточности.

От быстрого развития осложнений, описанных выше, малыша пока “оберегает” сопутствующий врождённый порок сердца — дефект межпредсердной перегородки. Из-за сообщающихся предсердий снижается давление в лёгочных артериях, а правый желудочек увеличивает мощность за счёт смещения межжелудочковой перегородки. В выписке мальчика значится: «врождённая коррекция транспозиции магистральных сосудов». Состояние у него хорошее, он активен и весел. Но если сравнить Руслана с его братом-близнецом, становится очевидно, что “врождённая коррекция порока” и здоровое сердце — совсем не одно и то же.

«Наши местные врачи говорят: “Наблюдайте, ничего не делайте”. Но это очень сложно понять! У Руслана серьёзный порок сердца. Сидеть на месте и ждать, когда моему сыну станет хуже, я не могу. Мы летали в ближайший к нам крупный кардиоцентр в Хабаровске, но эта поездка ничего нам не дала. Специалист УЗИ видела подобный случай впервые и, чтобы не ошибиться, при нас консультировалась с другим врачом по телефону. Я посылала результаты обследований и анализов Руслана в Новосибирск в центр имени Е.Н. Мешалкина. Кардиологи подтвердили диагноз, врождённую коррекцию, и посоветовали “избегать нагрузок, наблюдать в динамике, делать каждые полгода УЗИ и ЭКГ, не болеть и остерегаться эндокардита”.»

Чтобы найти способ помочь сыну, не дожидаясь неминуемого ухудшения состояния его здоровья, родители обратились в Немецкий кардиологический центр.

«В марте мы всей семьей полетели в Берлин на обследование. Доктору Овруцкому пришлось собрать консилиум врачей, чтобы решить нужна ли операция Руслану и, если нужна, то какая именно. Мы очень долго ждали ответ. По моему звонку мне присылали промежуточные итоги обсуждений, но в них не было самого важного — информации о необходимости оперативного лечения. Заключение врачей мы увидели только через восемь месяцев.»

Специалисты Немецкого кардиологического центра готовы принять Руслана для проведения первой подготовительной операции, которая подготовит сердце мальчика к последующей кардинальной коррекции врождённого порока— «двойному переключению». Семье выставили счёт — 33 220 евро, или 2 957 909 рублей по курсу Альфа-Банка (86,04 + 3) рубля за 1 евро.

«Самостоятельно собрать такую сумму нашей семье, к сожалению, не по силам. Я — в декрете, ухаживаю за двумя детьми. Муж старается, чтобы мы ни в чём не нуждались, работает на нескольких работах. Без вас нам не справиться! Пожалуйста, поддержите нашу семью! Мы очень боимся не успеть, упустить момент, жить с этим страхом — невыносимо. Пожалуйста, помогите нашему сыну стать здоровым!»

Внимание! Сумма сбора была увеличена в связи с изменением курса валюты и на данный момент составляет 3 004 085 рублей по курсу Альфа-Банка (87,43 + 3) рубля за 1 евро.