slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
form-img
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
#Белебей
Таир Кулгунин, 2 года
ретинобластома справа
Документы
0%
3 535 183 ₽
5 133 000 ₽
Осталось собрать: 1 597 817 ₽
История ребёнка

Появления Таира на свет в семье ждали с нетерпением и радостью. Особенно счастлив был его старший брат: он часто сидел рядом с мамой и разговаривал с ещё неродившимся малышом, читал ему сказки и пел песни. Родители второго ребёнка хотели уже давно и тщательно соблюдали все предписания врачей. Несмотря на то, что на протяжении всей беременности сохранялась угроза невынашивания и пришлось лежать на сохранении, Таир родился только на сорок первой неделе.

«Схватки длились пятнадцать часов. В это время дома папа и старший брат собирали кроватку, готовились к встрече. Родился Таир рано утром. Из роддома нас выписали на пятый день. Тогда стояла прекрасная солнечная погода. Нас встречали родители, близкие и друзья, было много цветов и улыбок.»

А после начались привычные родительские хлопоты. За два года Таир вырос в очень общительного и энергичного мальчика с твёрдым характером, совсем как у папы. Он очень подружился с братом, с удовольствием проводил с ним время. Однако, как бы ни хотелось продолжения домашней идиллии, вскоре в семье настали тревожные времена.

В конце сентября 2019 года папа заметил в правом глазу Таира странное свечение. Тогда этому не придали особого значения, тем более что отвлекали другие заботы: нужно было оформить мальчика в детский сад, к тому же ему требовалась операция на паховую грыжу. Когда тяжёлое лечение и больничные палаты остались позади и мальчик с мамой вернулся домой, папа стал замечать свечение в глазу всё чаще и чаще.

Изучив по этому симптому возможные заболевания, родители всерьёз обеспокоились: лейкокория, или белый зрачковый рефлекс, может указывать на целый ряд серьёзных патологий. Под самый Новый год семья обратилась в Научный институт глазных болезней города Уфы. Там, не теряя ни минуты, Таиру провели комплексное обследование и рекомендовали ехать в московскую РДКБ — к онкологу. Оттуда родители получили направление в Онкологический центр им. Н. Н. Блохина, но уже начались праздничные дни, и приём пришлось отложить.

«Десять самых долгих дней в нашей жизни. Бесконечные мои слёзы днём и ночью, самобичевания мужа, который не мог себе простить, что сразу не забил тревогу, когда увидел свечение в первый раз. Мы молились и ждали окончания праздников. Только старший сын в новогоднюю ночь никак не мог понять, почему мы не празднуем, почему не накрыт стол. Наш папа уехал подработать извозом, чтобы накопить денег на перелёты, а мы с мальчиками смотрели в окно на салюты.»

После полного обследования в Москве Таиру поставили тот самый диагноз, которого до ужаса боялись его родители, — ретинобластома. Онкологи определили, что заболевание уже достигло очень серьёзной стадии: группа E по классификации IIRC и группа T3N0M0 по классификации TNM. Это означает, что раковая опухоль на сетчатке глаза уже закрывает больше половины глазного дна, но метастазы ещё не распространились ни на зрительный нерв, ни дальше по организму.

Таиру назначили курсы химиотерапии. На сегодняшний день он прошёл уже два курса ПХТ в московском онкоцентре, но, несмотря на положительную динамику, единственный вариант дальнейшего лечения, который предлагают ребёнку в России, — это энуклеация, или удаление, правого глаза.

Не смирившись с таким решением врачей, родители стали искать другие возможности. Они пообщались с семьями, которые столкнулись с той же бедой, и узнали о профессоре Франсисе Мунье из швейцарского Центра офтальмологии им. Жуля Гонина. Благодаря многолетнему успешному опыту работы в области онкоофтальмологии, доктор не просто избавляет детей от рака, но и сохраняет им при этом глаза и зрение. Специально подобранная программа лечения позволяет профессору Мунье в несколько этапов справиться с ретинобластомой даже на последних стадиях.

Доктор изучил результаты обследований, которые предоставили ему родители Таира, и сказал, что шансы на успешный исход лечения очень хорошие. По приезду мальчика в клинику он планирует провести дополнительную диагностику, чтобы спланировать индивидуальную программу терапии. С лечением затягивать ни в коем случае нельзя. Рак развивается агрессивно и с каждым днём состояние Таира ухудшается.

«В клинике моему ребёнку могут подарить возможность быть полностью здоровым и смотреть на этот мир двумя глазами. Разве я могу его подвести?..»

Однако собрать в короткий срок сумму, необходимую для оплаты лечения в Швейцарии, родители мальчика не в силах. Три этапа терапии стоят 60 000 швейцарских франков, или 4 170 000 рублей по курсу Альфа-Банка (67,5 + 2) рубля за 1 швейцарский франк. В семье сейчас работает только папа, но и вдвоём такую сумму в считанные недели не потянуть. Поэтому в надежде сохранить Таиру жизнь и здоровье родители просят вас о помощи.

Внимание! Сумма сбора была увеличена в связи с изменением курса валюты и на данный момент составляет 5 133 000 рублей по курсу Альфа-Банка (82,55 + 3) рубля за 1 швейцарский франк.