slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide
#Казань
Ян Васильев, 2 года
ДЦП, спастический тетрапарез
Документы
0%
119 345 ₽
202 000 ₽
Осталось собрать: 82 655 ₽
История ребёнка

Ян — первый и долгожданный ребёнок в семье Екатерины и Тимира. Скоро ему исполнится три года. Обычный день жизни малыша сильно отличается от будней его сверстников: в детский сад он не ходит, всё его время посвящено упражнениям ЛФК и занятиям со специалистами. Овладевать базовыми физическими навыками мальчику очень тяжело, ему мешает серьёзный недуг — детский церебральный паралич.

Новость о скором пополнении в семье для Екатерины и Тимира стала самой счастливой. Беременность протекала хорошо, все показатели были в норме. Роды начались в срок и шли естественным путем, но когда до первой встречи мамы с сыном оставались считанные минуты, частота схваток резко снизилась, родовая деятельность остановилась, а сердцебиение малыша стало замирать. Положение было критическим, но врачи провели экстренное кесарево сечение, и малыша удалось спасти.

Причиной осложнений стала редкая акушерская патология — истинный узел пуповины. Ещё в утробе матери малыш перевернулся таким образом, что создал петлю и затем «нырнул» в неё. Диагностировать истинный узел пуповины очень сложно, он чаще всего не прослеживается на ультразвуковом исследовании. Во время родов узел затянулся и перекрыл малышу доступ к кислороду. Состояние Яна при рождении оценивалось как тяжёлое, первые десять дней жизни мальчик провёл в реанимации, был подключён к аппарату ИВЛ, а затем ещё две недели оставался на выхаживании в отделении патологии новорождённых.

«Я никогда не забуду, как это больно — быть в разлуке со своим малышом. Всем мамам приносили детей на кормление каждые три часа, а я могла только проведать свою кровинушку в отделении реанимации — всего десять минут посмотреть на него через стекло. Даже врагу не пожелаю такого. Внутри была пустота».

Когда Екатерина узнала, что поставленная Яну оценка 1/3 по шкале Апгар не может однозначно предсказать, каким будет дальнейшее развитие ребёнка, она решила во что бы то ни стало бороться за полноценное будущее сына. Тимир во всём поддерживал супругу, убеждал, что сын ни в коем случае не должен чувствовать, что родители упали духом, и постоянно ощущал их силу и поддержку.

«Каким бы ни был настрой, эмоции всё равно брали верх. В первый раз слово „ДЦП“ от невролога мы услышали, когда Яну было четыре месяца. Она сказала, что у сына повышенный тонус, появляется угроза церебрального паралича. Мы были в шоке. Позже это слово стало всё чаще звучать от врачей. Я плакала навзрыд, когда читала выписки. В полгода нам сказали оформлять инвалидность, не терять время. Но ещё несколько месяцев мы не могли принять этого.»

Не дожидаясь окончательной постановки диагноза, родители стали заниматься реабилитацией Яна. Обходили врачей, выполняли все назначения, занимались дома и со специалистами. Благодаря этим усилиям, Ян научился переворачиваться и ползать по-пластунски. У ребёнка сохранен интеллект, он понимает обращённую речь и может что-то ответить мимикой, жестом, гулением. Ранее проведённые курсы реабилитации позволили снизить частоту непроизвольных движений, и теперь мальчик гораздо лучше чувствует своё тело.

Врачи отмечают, что сейчас у Яна начинает появляться опора на ноги и руки. Очень важно не упустить время и интенсивной реабилитацией дать толчок к развитию двигательных навыков. В этом семье готовы помочь специалисты реабилитационного центра «Добрые руки». Индивидуальный курс занятий для мальчика уже спланирован, он стоит 202 000 рублей. Оплатить такую сумму самостоятельно родители Яна не могут: мама находится в отпуске по уходу за ребёнком, работает только папа, и средств хватает лишь на повседневные нужды семьи. Екатерина и Тимир всем сердцем надеются на помощь добрых волшебников!